Рассказы

Анекдоты, смешные истории, приколы.

Модератор: Алира Ромеосская

Сообщение Таша » 11 авг 2008, 11:26

ОМГ, я видела эту статью в самом Космо %)
Изображение
Аватара пользователя
Таша
I live, not exist
I live, not exist
 
Сообщения: 30274
Зарегистрирован: 21 ноя 2006, 13:14
Откуда: Самадхи
Благодарил (а): 130 раз.
Поблагодарили: 199 раз.

Сообщение MostEvil » 11 авг 2008, 17:14

Один из самых интересных моментов пожалуй заключается в том, что некоторые это воспринимают как руководство к действию. Хотя конечно нормальный человек поймет что это идиотизм.
Аватара пользователя
MostEvil
Dominant
Dominant
 
Сообщения: 5805
Зарегистрирован: 03 окт 2006, 22:56
Откуда: UA
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 10 раз.

Сообщение Таша » 11 авг 2008, 17:47

основная проблема, по-моему, в том, что все эти журнальчики дамские позиционируются как "гид по жизни". что там написано - то хорошо.
Изображение
Аватара пользователя
Таша
I live, not exist
I live, not exist
 
Сообщения: 30274
Зарегистрирован: 21 ноя 2006, 13:14
Откуда: Самадхи
Благодарил (а): 130 раз.
Поблагодарили: 199 раз.

Сообщение Алира Ромеосская » 11 авг 2008, 17:54

Эльго писал(а):Один из самых интересных моментов пожалуй заключается в том, что некоторые это воспринимают как руководство к действию. Хотя конечно нормальный человек поймет что это идиотизм.

+1
Я подумала абсолютно тоже самое.
Да и ведь, чаще всего такая вот лажа берётся из европейских и американских версий подобных изданий. Может, действительно, в Америке можно заиметь личный прудик с цветами лотоса, но у нас это невозможно.
Аватара пользователя
Алира Ромеосская
Discordia
Discordia
 
Сообщения: 59902
Зарегистрирован: 29 июл 2007, 13:38
Откуда: Poet County Jail
Благодарил (а): 1646 раз.
Поблагодарили: 208 раз.

Сообщение Таша » 11 авг 2008, 17:58

дак фиг с ним, с прудиком. некоторые пункты там банально опасны для жизни.
Изображение
Аватара пользователя
Таша
I live, not exist
I live, not exist
 
Сообщения: 30274
Зарегистрирован: 21 ноя 2006, 13:14
Откуда: Самадхи
Благодарил (а): 130 раз.
Поблагодарили: 199 раз.

Сообщение Алира Ромеосская » 14 авг 2008, 23:10

Думаю, в анекдоты не подойдёт по этому лучше сюда. :)
Такая подборка смешных случаев из жизни (ессно не из моей). :D

Работала у нас в магазине продавец Лиля. Молоденькая девчушка, ведет очень активный ночной образ жизни - друзья, пивко. После очередной встречи с друзьями (читай - грандиозной попойки) утром является на работу. Вид соответствующий. Решила Лиля "сделать себе лицо" - сидит, глаза красит. В этот момент по радио диджей провозглашает: "Лицо хозяина магазина - это лицо его продавца!" Лилька оторопело в зеркало разглядывает то, что лицом пока нельзя назвать и изрекает:
- Ну и рожа у тебя, Игорек!
P.S. Игорем звали нашего директора магазина.
--------------------------
На работу вместе с бухгалтером пришел ее внук, второклассник. Сел за соседний комп. Ставит различные заставочки, одну из них показывает бабуле: "Кусочек моря, небо, волны..." Бабуля восхищенно спрашивает:
- Ой, а что это?
Малыш отвечает:
- Рай!
На следующий вопрос:
- И как это ты в рай попал?
Ребенок серьезно отвечает:
- Через "Свойства"!
-----------------------------------
Маршрутки любят все. Недорого - быстро. Но не в час пик...
Знакомый мой, зовут Павел, ехал со своей девушкой. Сели они сзади, а народ все лезет. Один, два, три... Но четвертый и пятый были точно лишними. Когда полез пятый, у Павла вырвалось:
- Шофер! Гаси свет в салоне! Они на свет лезут!!!
Как маршрутка смогла отъехать от остановки ровно, Павел умалчивает...
--------------------------------
Моя подруга, издатель, рассказала:
В молодости работала она в газете. И шла в газете статья про милицию. И была там фраза про "недостаток материальных средств". И случилось так, что прокралась в эту фразу опечатка: в слове материальных вылетела вторая "а", получилась "нехватка материльных средств". И так статья и пошла. Менты, прочитав оную, потом явились к подруге, и на полном серьезе убеждали, что с мегафонами у них все в порядке, хватает!
--------------------------------
Сын обедает. Ему 7 лет. Как одно из блюд, я предлагаю ему бутерброд с паштетом, и начинаю объяснять, показывая на банку от паштета:
- Вот смотри, если на этикетке нарисован цыплёнок, значит паштет из цыплёнка, если свинья - значит, это паштет из мяса свиньи, если корова - из говядины.
В ответ на мои объяснения, ребёнок, с полным ртом и очень серьёзно изрекает:
- А если на банке нарисован памятник, тогда из кого паштет?
Я обалдеваю от такого вопроса и лезу в мусорное ведро за пустой банкой от печёночного паштета. Да, действительно на банке из под Одесского печёночного паштета нарисован памятник Дюку де Ришелье.
--------------------------------
Смотрим с дочерью "Resident Evil". Она английский учит. И действо там происходит в Racoon-city. Дочь переводит:
- Racoon - енот.
- Racoon сити - город енотов.
- Пап, Бабруйск?!..
----------------------------
Пятничный вечер, приезжаю домой, выхожу из машины, сую GPS-навигатор в карман, ну западло же его в машине оставлять... Захожу в подъезд, с подвыпившей молодежью набиваюсь в лифт. Ребята что-то весело обсуждают, жмут кнопку, лифт закрывается и
трогается, тут замечают меня:
- А вам какой этаж?
А в ответ из недр моей куртки GPS электронным голосом и сообщает:
- Связь со спутниками потеряна.
Ребята протрезвели в момент!
-----------------------------------------
Смотрю очередной этап "Тур де Франс", перед финишем, на повороте, один из велосипедистов врезается в даму преклонного возраста, оба лежат. Все остальные закончили гонку. Минут через пять к финишу, в гордом одиночестве, подъезжает тот велосипедист. Тут коментатор и выдал:
- А вот и охотник на бабушек приехал!
----------------------------------
Я переходил со станции радиальная Серпуховская в 8 часов утра (подчеркиваю) и сел в вагон поезда на Добрынинской кольцевой. В момент посадки несется бабушка - "божий одуванчик". И, как все бабульки, бежит с пакетом "на перевес", причем, по-традиции, руки вытянуты вперед. Народ, который стоял у двери вагона не стал "реагировать" на эту "угрозу" и хладнокровно наблюдал и ждал: "успеет-не успеет". И как только бабуля подлетела к двери, машинист стал закрывать двери. Бабуля сама залететь не успела, а оказался зажатым именно пакет в котором находилась... свежеприобретенная сметана в пакетах. Пакет так удачно зажало, что содержимое незамедлительно рвануло веером на всех стоящих возле двери. От изумления и возмущения народ задохнулся, но, естественным желанием извлечь пакет, бабуля потянула его на себя, т.е. во внешнюю сторону от вагона. Всё, что осталось не выдавленным, брызнуло повторно с удвоенной силой, и всех окатило (до третьего ряда стоявших и меня включительно) повторно. В этот момент машинист заметил мечущуюся старушку и открыл двери вагона. Безмолвная сцена Гоголя "приехал ревизор". Старушка от страха начала пятиться назад. Ей несказанно повезло, машинист закрыл двери и поезд поехал. Всем "вляпавшимся" уже торопиться на работу смысла не было...
---------------------------------------
Мыла посуду сегодня, слышу, что-то отвалилось под раковиной, оказалось такая штука ввиде колена, не помню, как она называется. Вся вода полилась на пол. Быстро начала убирать воду (соседей затапливала уже 4 раза). Полы помыла, под раковиной стояло ведерко безхозное, в которое набралась вода. И думаете, что может сделать нормальная женщина, к тому же блондинка?! Естественно, беру ведерко и выливаю воду в раковину...
Вода опять на полу.
-----------------------------
За нашими комментаторами чемпионата Европы по футболу нужно записывать. Матч Португалия-Германия. Отзыв об игроке сборной Германии Лукаше Подольски: «Простой подольский парень с непростой футбольной судьбой».
Аватара пользователя
Алира Ромеосская
Discordia
Discordia
 
Сообщения: 59902
Зарегистрирован: 29 июл 2007, 13:38
Откуда: Poet County Jail
Благодарил (а): 1646 раз.
Поблагодарили: 208 раз.

Сообщение Таша » 14 авг 2008, 23:38

про GPS больше всего понравилось :D
Изображение
Аватара пользователя
Таша
I live, not exist
I live, not exist
 
Сообщения: 30274
Зарегистрирован: 21 ноя 2006, 13:14
Откуда: Самадхи
Благодарил (а): 130 раз.
Поблагодарили: 199 раз.

Сообщение Сатана » 15 авг 2008, 05:10

:ROFL: :ROFL: :ROFL: :ROFL: :ROFL: :ROFL:
Не бойся смерти...
Пока мы живы,ее нет.
Когда она придет,
Нас уже не будет.
________________________________________
Могу быть ангелом и чертом
Изображение
Аватара пользователя
Сатана
I shall be better
 
Сообщения: 1041
Зарегистрирован: 16 июл 2008, 17:49
Откуда: Иркутск
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 16 раз.

Сообщение Тунрида » 22 авг 2008, 19:57

Вконтакте найдено

Реальная История в маршрутке. На передних сидениях едут две бабушки. Маршрутка почти полная. На остановке заходит парень. Передает водителю 10 рублей за проезд и получает сдачу - 1 рубль.
Рубль из рук выскальзывает и падает под сиденья бабушкам.
Парень наклоняется, пытается найти сдачу и, неожиданно, пукает. В маршрутке - тихий смех, хихиканье.
А одна из бабушек говорит другой: “И стоило из-за рубля так жопу рвать!” Маршрутка взрывается от хохота.
Парень становится пунцовым и просит остановить маршрутку. > Через минуту в маршрутку заходит солидная дама.
Маршрутка продолжает смеяться. Дама начинает себя нервно осматривать. Может, это над ней смеются?
Тут бабушки, покатываясь от смеха, начинают рассказывать даме историю с рублем.
Дама тоже начинает смеяться и тут у нее из носа вылетает сопля и попадает на бабушек…. Дама просит остановить маршрутку. Едем дальше…
,,,,покатываясь от смеха. Водитель тоже вместе со всеми хохочет, достает сигареты, закуривает, приоткрывает люк над головой.
Выпуская дым в люк, обращается к бабушкам: “Вам под люком (падлюкам) не дует?” Салон взрывается от нового приступа смеха.

Водитель, поняв, что он сказал, вываливается из кабины, пританцовывая и угорает Эта же маршрутка 20 минут спустя.
Маршрутка с конечной остановкой “поселок Сахарный”. Все сели, места заняты… Водила завел машину…
Тут дверь открывает бабка… И тут же спрашивает у водилы: “Милок, у тебя конец Сахарный?”.
По маршрутке прошло легкое хихиканье… Водила не долго думая ответил:”Не знаю, не пробовал!”.
По маршрутке пошел открытый ржач! Бабка осмотрев ястребиным взглядом салон поняла, что свободных мест нету…
И протягивая 10р. водиле сказала: “Возьми меня стоя!”. Водитель вываливается из кабины в сугроб и трясется в истерическом припадке........

:lol:
Если свет от вас отвернулся, вам остается одно - темнота.
Изображение
Аватара пользователя
Тунрида
Black Vampire
 
Сообщения: 13505
Зарегистрирован: 30 дек 2007, 19:17
Откуда: Долина смерти
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 8 раз.

Сообщение Кай » 08 ноя 2008, 19:53

Наткнулась в инете. Длинная, но меня развеелило чуть ли не до слез. Там есть немного нецензурщины, но в основном она закрыта **. Вбщем, надеюсь, прокатит.

Парик




Эта грустная история началась в тот незабываемый день, когда моя подруга Сёма, с помощью гидропирита и нашатырного спирта попыталась сделать меня блондинкой, и одновременно лишить волос, что ей в общем-то удалось. В те далёкие девяностые дешевле было стать после облысения панком, чем купить парик. Парики, конечно, в продаже имелись. Полный Черкизовский рынок париков. Сделанных из чьей-то сивой мотни, и уложенных в причёску «Немытая овца». Наощупь эти парики напоминали мёртвого ежа, да и выглядели примерно так же. Только непонятно почему стоили нормальных денег.

Нормальных денег у меня в шестнадцать лет не было. У меня и ненормальных-то не было. Родители меня обували-кормили, а на карман бабла не давали, справедливо полагая, что я на эти деньги начну покупать дешёвое пиво и папиросы. Вернее, мама об этом только догадывалась. А папа знал это точно. Так что пришлось мне пару лет ходить в рваных джинсах и в майке с Егором Летовым, и ждать пока отрастут волосы. Волосы – не х**, отросли, конечно. Тут бы мне возрадоваться, и начать любить и беречь свои волосы, ан нет.

Волосы, может, и отросли, но на мозг это не повлияло. Поэтому как только волосы начали собираться в тощий крысиный хвост – я вновь решила стать блондинкой. И на это раз без Сёминой помощи. Сёма в доме – это плохая примета. А я суеверная.

Блондинкой я стала. В салоне красоты, под руками хорошего мастера, который сделал из меня мечту азербайджанца, и напомнил, чтобы через три недели я вновь пришла к нему на покраску отросших корней.



- Обязательно приду! – Заверила я мастера.

«А вот х** я приду» - Подумала я через пять минут, расплачиваясь с администратором.

И не пришла. Потому что краситься я твёрдо решила бюджетно, дома, краской «Импрессия Плюс», в цвет «нордический блондин».

До того момента я не знала как выглядят нордические блондины, но после окраски своих волос я узнала каким цветом срут квакши. Нордическим блондином они срут. Серо-зелёно-поносным блондином. Результат меня не то, чтобы не удовлетворил… Совсем даже наоборот. Он меня вверг в пучину депрессии и суицида. И я, горестно и страшно завывая на весь дом, пугая маму-папу и старого волнистого попугая Сникерса, поползла звонить Сёме. Наплевав на суеверия.

Сёма прониклась моей проблемой, и уже через десять минут она раскладывала на моём столе мисочки, кисточки и тюбики. Мне было всё равно, что она со мной сделает. Цвет лягушачьего поноса, которым теперь отливал мой златокудрый волос, подавил мою волю и желание жить.

- Такое говно ничем не смоешь. – Успокаивала меня Сёма, взбивая в миске что-то очень похожее на нордического блондина. – Такое или налысо брить, или закрашивать в чёрный цвет. Ты что выбираешь.

- Мне пох**. – Тихо ответила я, и всхлипнула. – Только не налысо.

- Тогда не смотри. – Сёма отвернула меня от зеркала.

Через час я стала цвета воронова крыла, если у ворон, конечно, бывают синие крылья с зелёным отливом. А ещё через два, при попытке расчесать волосы, они отвалились.

Вот и не верь после этого в приметы.

Порыдав ещё сутки, чем окончательно свела с ума старого Сникерса, я поехала на Черкизовский рынок за париком. За два года ассортимент париков не уменьшился, и даже цены на них стали на порядок ниже. Вот только выбор по-прежнему ограничивался моделями «Немытая овца» и «г***он Эдита Пьеха». Я терзалась выбором часа два, пока ко мне подошло что-то маленькое и китайское, и не подёргало меня на куртку:

- Валёсики исесь? – Спросило маленькое и китайское, застенчиво поглаживая мой карман.

- Волосики ищу. – Подтвердила я, накрывая свой карман двумя руками. – Красивые волосики ищу. Не такие. – Я показала руками на свою голову. – И не такие. - Я обвела широким жестом половину Черкизовского рынка.

- Идём. – маленькое и китайское погладило мой второй карман, и потянуло меня за куртку. – Идём-идём.

И я пошла-пошла. Мимо развешанных на верёвке трусов-парашютов, мимо огромных сатиновых лифчиков непонятного цвета, способных сделать импотентом даже кролика, и мимо цветастых халатов, украденных, судя по всему, из дома престарелых. Зачем я шла – не знаю. Маленькое и китайское внушало гипнотическое доверие.

Мы долго пробирались между трусами, пока не очутились в каком-то туалете. Унитаза, правда, я не заметила, но воняло там изрядно. И не Шанелью.

«Тут меня и вы**ут щас» - промелькнула неоформившаяся мысль, и я сжала сфинктер.

- Валёсики! – Маленькое и китайское сунуло мне в руки рваный пакет, и потребовало: - Пицот тысь.

Пятьсот тыщ по тем временам равнялись половине зарплаты продавца бананов, коим я и являлась, и их было нестерпимо жалко. Но ещё жальче было маму, папу и Сникерса, которые уже поседели от моих горестных стонов, а Сникерс вообще перестал жрать и шевелиться. Ну и себя, конечно, тоже было жалко.

Я раскрыла пакет – и ахнула: парик стоил этих денег. Был он, конечно, искусственный, зато блондинистый, и длиной до талии.

- Зеркало есть? – Я завращала глазами и на губах моих выступила пена, а маленькое и китайское определённо догадалось, что продешевило.

- Ня. – Мне протянули зеркало, и я, напялив парик, нервно осмотрела себя со всех сторон.

Русалка. Богиня. Афродита на**й. И всего-то за пятьсот тысяч!

- Беру! – Я вручила грустному маленькому и китайскому требуемую сумму, и на какой-то подозрительной реактивной тяге рванула домой.



- Вот точно такую х**ню мы в семнадцать лет с корешем пропили… - Сказал мой папа, открыв дверь, и мгновенно оценив мою обновку. – Пили неделю. Дорогая вещь.

- Не обольщайся. – Я тряхнула искуственной гривой, и вошла в квартиру. – Пятьсот тыщ на Черкизоне.

- Два дня пить можно. – Папа закрыл за мной дверь. – И это под хорошую закуску.

Тем же вечером я забила стрелку с мальчиком Серёжей с Северного бульвара, и заставила его пригласить меня к себе в гости. Серёжа долго мялся, врал мне что-то про родителей, которые не уехали на дачу, но что-то подсказывало мне, что Серёжа врал, спасая своё тело от поругания. Поругала я Серёжу месяц назад, один-единственный раз, и толком ничего не помнила. Надо было освежить память, и заодно показать ему как эффектно я буду смотреться с голой ж**ой, в обрамлении златых кудрей.

Но Серёжа, в отличии от меня, видимо, хорошо запомнил тот один-единственный раз, и приглашать меня на свидание наотрез отказывался. Пришлось его пошантажировать и пригрозить предать публичной огласке размеры его половых органов.

Про размеры я не помнила ровным счётом ничего, но этот шантаж всегда срабатывал. Сработал он и сейчас.

- Приезжай… - Зло выкрикнул в трубку Серёжа, и отсоединился.

- А вот и приеду. – Сказала я Сникерсу, и постучала пальцем по клетке, отчего попугай вдруг заорал, и выронил перо из ж**ы.

Ехать никуда было не нужно. Я вышла из дома, перешла дорогу, и через пять минут уже звонила в дверь, номер которой был у меня записан на бумажке. Ибо на память я адреса тоже не помнила.

- А вот и я. – Улыбнулась я в приоткрывшуюся дверь. – Ты ничего такого не замечаешь?

Я начала трясти головой, и в шее что-то хрустноло.

- Замечаю. – Ответил из-за двери Серёжин голос. – Ты трезвая, вроде. Погоди, щас открою.

Судя по облегчению, сиявшему на Серёжином лице, он только что был в туалете. Либо… Либо я даже не знаю что и думать.

- Чай будешь? – Серёжа стоял возле меня с тапками в руках, и определённо силился понять что со мной не так.

- Чаю я и дома попью. – Я пренебрегла тапками, и грубо привлекла к себе юношу. – Люби меня, зверюга! Покажи мне страсть! Отпендрюкай меня в прессовальне!

Серёжа задушенно пискнул, и я ногой выключила свет. В детстве я занималась спортивной гимнастикой.



Романтичные стоны «Да, Серёжа, да! Не останавливайся!» чередовались с неромантичным «б***ь! Ой! Только не туда! Ай! Больно же!», и в них вплетался какой-то посторонний блюющий звук. Я не обращала на него внимания, пока этот звук не перерос в дикий нечеловеческий вопль.

- Сломала что ли? – Участливо нащупала я в темноте Серёжину гениталию, и сама же ответила: - Не, вроде, целое… А кто орёт?

- Митя… - Тихо ответил в темноте Серёжа. – Кот мой.

- Митя… - Я почмокала губами. – Хорошее имя. Митя. А чё он орёт?

- е**ться хочет. – Грустно сказал Серёжа. – Март же…

- Это он всегда так орёт?

- Нет. Только когда кончает.

Ответ пошёл в зачот. Я почему-то подпрыгнула на кровати, и в ту секунду, когда приземлилась обратно – почувствовала что мне чего-то сильно не хватает. Катастрофически не достаёт. Что-то меня очень беспокоит и делает несчастной.

Ещё через секунду я заорала:

- Где мой парик?!

Мои руки хаотично ощупывали всё подряд: мой сизый ёжик на голове, Серёжин х**, простыню подо мной… Парика не было.

- Твой – что?! – Переспросил Серёжа.

- Мой парик! Мой златокурдый парик! Ты вообще, мудила, заметил что у меня был парик?! И не просто парик, а китайский нейлоновый парик за поллимона!!! Включи свет!!!

Я уже поняла, что по-тихому я свои кудри всё равно не найду, и Серёжа в любом случае пропалит мою нордическую п***ень. Так что смысл был корчить из себя Златовласку?

В комнате зажёгся свет, и мне потребовалось ровно три секунды, чтобы набрать в лёгкие побольше воздуха, и заорать:

- БЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!!!

Я сразу обнаружила свой парик. Свой красивый китайский парик из нейлона. Свои кудри до пояса. Я обнаружила их на полу. И всё бы ничего, но кудри там были не одни. И кудрям, судя по всему, было сейчас хорошо.

Потому что их е*** кот Митя. Он е*** их с таким азартом и задором, какие не снились мне и, тем более, Митиному хозяину. Он е*** мой парик, и утробно выл.

- б***ь? – Я трясущейся рукой ткнула пальцем в то, что недавно было моим париком, и посмотрела на Серёжу. – б***ь? б***ь?!

Других слов почему-то не было.

- Бляяяяяяя… - Ответил Серёжа, оценив по достоинству моего нордического блондина цвета зелёной вороны. – Бляяяя… - Повторил он уже откуда-то из прихожей.

- п***р. – Ко мне вернулся дар речи, и я обратила этот дар против Мити. – п***р! Старый ты кошачий г***он! Я ж тебе, мурло помойное, щас зубами твой х** отгрызу. Отгрызу, и засуну тебе же в ж**у! Ты понимаешь, Митя, е***ий ты опоссум?

Митя смотрел на меня ненавидящим взглядом, и продолжал орошать мой кудри волнами кошачьего оргазма.

- Отдай парик, крыса е**ивая! – Взвизгнула я, и отважно схватила трясущееся Митино тело двумя руками. – Отпусти его, извращенец!

Оторванный от предмета свой страсти, кот повёл себя как настоящий мужчина, и с размаху ***ал мне четырьями лапами по морде. Заорав так, что, случись это у меня дома, Сникерс обратился бы в прах, а мои родители бросились бы выносить из дома ценности, я выронила кота, который тут же снова загрёб себе под брюхо мой парик, и принялся совершать е**ивые фрикции.

Размазав по щекам кровь и слёзы, я оделась, и ушла домой, решив не дожидаться пока из ванной выйдет Серёжа и в очередной раз испытает шок. Он и так слаб телом.

Не найдя в своей сумки ключи от квартиры, я позвонила в дверь.

- Пропила уже? – Папа, вероятно, предварительно посмотрел в глазок.

- Да. – Односложно ответила я, входя в квартиру.

- Под закуску? – Папа закрыл дверь, и посмотрел на моё лицо внимательнее. – А п***ы за что получила?

- Па-а-а-апа-а-а-а… - Я упала к папе на грудь, и заревела. – Куда я теперь такая страшная пойду?! Где я ещё такой парик куплю?!

Папа на секунду задумался, а потом сказал:

- А у меня есть шапка. Пыжиковая. Почти новая. За полтора лимона брал. Хочешь?

- Издеваешься?! – На моих губах, кажется, опять выступила пена.

- Ниразу. – Успокоил меня папа. – Мы на неё неделю пить сможем. И под хорошую, кстати, закуску.



Серёжу я с тех пор больше не видела. Его вообще больше никто никогда не видел.

Котов я с тех пор не люблю. Парики – тоже. Но вот почему-то всегда, когда я вижу на ком-то пыжиковую шапку – моё сознание подсовывает мне четыре слова «Ящик пива с чебуреками».

Почему – не расскажу. Я папе обещала.



Автор: Мама Стифлера
Bombs dropping down
overhead.
Underground.
It's instilled to want to live.
Bombs dropping down.
Please forgive our hometown
in our insignificance.
Аватара пользователя
Кай
Amargon
 
Сообщения: 1380
Зарегистрирован: 04 окт 2007, 12:42
Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 9 раз.

Re:

Сообщение Mayer » 24 июл 2009, 20:59

MostEvil писал(а):
Сексуальные советы "Космо"
, журнал «cosmopolitan» радует нас!


ОМГ. я только сейчас это прочитал. Я плачу, я ржу, я не могу дышать :ROFL: Я как представлю, что вдруг такое было бы в реальной жизни, начинается истерига :ROFL:
особо убило ожерелье из свежей клубники :lol:
Mayer
The Dark Limbo
 
Сообщения: 25962
Зарегистрирован: 30 мар 2007, 15:45
Благодарил (а): 2 раз.
Поблагодарили: 136 раз.

Re: Рассказы

Сообщение Алира Ромеосская » 04 фев 2010, 16:30

Решила я таки скопировать сюда отрывок того что я сейчас читаю :D А читаю я сборник баек из жизни курсантов Медицинской Академии - "Академия родная", автор которого А.А. Ломачинский. А этот отрывок про очень актуальную вещь предсессионный ритуал для удачи на экзаменах)) Лично мне показалось очень забавным))

"Пролёт жопы"

Вот и закончился первый семестр, подошла сессия. Первые экзамены - ох и страшно! Ну кто не помнит свою собственную персональную ритуализацию страха перед экзаменом? Особенно, если учишься ответственно и рассматриваешь каждую оценку на сессии, как некую ступенечку к чему-то бОльшему, называемому "будущим", "карьерой", "успехом" и т.д. В советское время, когда финансовые возможности граждан были более-менее равными, такая "мелочь" как хороший диплом играла весьма важную роль. Соответственно и страх перед сессией был на порядок выше.
Давайте чуть вспомним психологию - страх, это топливо процесса вытеснения, то бишь забывания травмирующего момента. А если "травмирующий момент" есть предстоящий экзамен? Трояк - и прощай мечта о красном дипломе! Ну как такое "вытеснить"? Значит нет полноценного невроза, но реакция уже вполне невротическая - надо этот страх ритуализировать. На индивидуальном уровне просто - кто-то глотает ноотропил с полививитаминами и сиднокарбом (типа от таблеток хочет умным стать на уровне нейрохимии), кто-то концентрацию трентала с аспирином в крови всю сессию поддерживает (и такие уникумы были - мозговой кровоток улучшали), кто-то медный пятак в носок под левую пятку подкладывает, ну а кто-то просто за день до экзамена в Лавру или какой-другой собор идет полтинную свечу перед иконой Миколы Угодника-Чудотворца ставить (дает церкви 50 копеек будучи 100%-ным атеистом). Да разве всё перечислишь? При этом любой коллективный культовый ритуал освобождает от щемящей тревожности куда эффективней! Вот и родилась традиция.
Первое упоминание о "Жопе" относят еще ко временам Императорской Медико-Хирургической Академии 19-го века. Якобы перед экзаменом по Нормальной Анатомии их высокблагородия завели привычку до полуночи оставаться в анатомическом театре (чёрт, во какое солидное было название для наших трупопотрошилок). Там стояли здоровые напольные часы с боем. Персонал Кафедры и профессура давно по домам спят, во всем Морфологическом Корпусе только пьяные сторожа и дрожащие перед экзаменом слушатели. Ну и трупы, разумеется, но этим вроде как всё равно. Так вот на двенадцатом ударе кафедральных часов все дворянско-аристократские сынки разом забывали своё благородное происхождение, приличное воспитание и культурные манеры и во всю глотку орали: "Жооо-пааа!!!". Этот коллективный вопль, от которого проезжающие мимо извозчики пускали лошадей в галоп и быстро крестились, якобы гарантировал успешный экзамен на завтра. Точнее уже на сегодня, так как с "Жопы" этот трудный денёк и начинался. При этом естественно понималось, что за великим категорийным метафизическим понятием стоит сам предмет Нормальной Анатомии. Ну а экзамен по этому предмету, сами знаете - жопа.
Что было с "Жопой" в Октябрьскую Революцию и довоенные годы я не знаю и врать не буду. Тема открыта и всё ещё ждёт своего исследователя в области Истории Военной Медицины. Взялся бы кто, хотя бы на уровне курсантских тезисов для ежегодной конференции.
Доподлинно известно из абсолютно надежных источников, что "Жопа" расцвела в 1950-х, а создание Третьего Авиационного Факультета трансформировало просто "Жопу" в "Пролёт Жопы". Золотым периодом "Пролёта Жопы" безусловно являются 60-е годы 20-го века. В начале 80-х в бытность рядового курсанта, мне выпало наслушаться занимательнейших свидетельств очевидцев в генеральских лампасах и полковничьих погонах, когда старпёры предыдущих поколений съезжались в родную Академию на "четвертак после выпуска". В 70-х годах случилось одно событие, заметно ослабившее традицию. Было построено отдельное здание общежития Второго Факультета и произошло отселение краснопогонников из "Пентагона" - здоровущей общаги, по форме напоминающей знаменитый американский военный департамент. "Пролёт Жопы" требовал массовости, и географическая разбивка мероприятия пагубно сказалась на его маштабности. С этой поры отблески былой "Жопы" по-настоящему можно было наблюдать только во внутреннем дворе "Пентагона", где были задействованы силы Третьего и Четвертого факультетов - летчиков и моряков. У сухопутчиков зрелище было намного тусклее, хотя для неподготовленного тоже выглядело достаточно грандиозным.
В отличие от остальных краснопогонников, первый курс Второго Факультета всё ещё обитал в "Пентагоне". Вход туда был отдельный, но окна казармы выходили на внутренний двор, поэтому я мог своими глазами наблюдать настоящий ритуал "Пролёта Жопы" зимой на своей самой первой сессии. Правда первокашки в этом ритуале мало участвовали - эта академическая святыня всецело была посвящена вторым курсам.
Зимняя сессия на втором курсе самая короткая, но весьма тяжёлая - так называемый "Кирпич". "Кирпичом" именовалось очень неблагоприятное сочетание двух наук - Нормальной Анатомии и Гистологии, науки о тканях. Если "Кирпич" выпадал в виде двух простых занятий в один день, то можно было не сомневаться, что на одно из них придешь неподготовленным. Выучить одновременно Гисту и Анатомию было крайне трудно. Ну а в сессию деваться некуда - "Кирпич" сдавали все. И все через "Жопу", хотя некоторым всё равно на экзамене была жопа.
Так вот, перед первым экзаменом "Кирпича" тайком для ритуала "Жопы" оповещался всякий слушатель Академии вне зависимости от курса. Даже если ты шестикурсник, давным-давно забывший анатомию, отказаться от поддержки вторых курсов, кому это удовольствие только грозило, считалось опасным западло. На астральном и трансцендентальном уровнях всякие боги, архетипы и эгрегорные силы такого негодяя-отказника наверняка должны были страшно покарать - ну хоть на Госах засыпать или распределить на Новую Землю. Народ боялся, и поэтому в первой части ритуала участвовали все. Массовость делало мероприятие безопасным - ни один патруль или там дежурный по Академии ничего не могут сделать. Ритуал считался настолько священным, что для короткого сакрального участия в нём на факультеты приезжали все женатики и ленинградцы, живущие дома.
В те давние советские времена обязательным пунктом массового агитпропа было наличие проволочного радио в любом жилом помещении. Казармы были исключением лишь в том смысле, что там было несколько радио на одно помещение. Советский день начинался и заканчивался на протяжении десятилетий на удивление одинаково для всех жителей СССР. Утром и в полночь радио начинало звенеть боем Кремлевских Курантов. Прозвенев с полминуты, без шести секунд шесть утра и без двенадцати секунд двенадцать ночи Куранты переходили на единичный бой какого-то здорового колокола с точным секундным интервалом. Шестой удар утром и двенадцатый вечером означали начало и конец каждого дня. После последнего удара начинался Гимн Советского Союза, а после гимна - или мёртвая ночная тишина, или наоборот, утренняя радиопередача.
В назначенную полночь надо было содрать наклеенную бумагу с оконных щелей и широко открыть окно. Затем надо было врубить радио на всю громкость. Когда Кремлевские Куранты начинали свою мелодичную заставку надо было орать, что есть мочи через раскрытое окно в зимнюю ночь. Все зависело от того какой экзамен надо было сдавать. Например мы, первокурсники, орали "химия - жопа", а шестикурсники, что "ОТМС или там инфекционные болезни - жопа". ОТМС это организация и тактика медицинской службы. Мы-то еще и слов таких не знали, но кричали вместе со всеми. Крик должен был быть личным, насущным и исходить из души, хоть и через голосовые связки. Громкость крика должна была быть максимальной, а переход в истошный визг, срыв на фальцет или иные тембро-частотные вариации были крайне желательны.
Но вот после колокольной заставки Куранты начинают свой секундный бой. На каждый удар необходимо было скандировать одно лишь слово: "Жо-па!!!" Когда пара тысяч глоток в тихую морозную полночь заснувшего Ленинграда орут "Жопа", то зрелище и слышище почище парада Победы. Пробит последний, двенадцатый удар и раздаётся первый аккорд Советского Гимна. В этот момент все орут одну короткую фразу: "Жопа пролетела!", после чего надо вырубить свет и стать по стойке смирно. Наиболее суеверные накрывали голову подушкой, чтобы пролетающая в ночи страшная Жопа их не зацепила. Во внезапно наступившей тишине гордо звучит Гимн Советского Союза. По окончании гимна ритуал считался законченным, можно было включать свет и продолжать подготовку к экзаменам. На следующий день добрая четверть курсантов отвечала на экзаменах заметно охрипшими голосами.
Для второкурсников же ритуал имел продолжение, и эту часть "Пролёта Жопы" уже по-праву можно назвать настоящим праздником. Все остальные являлись только зрителями, хотя и простое наблюдение было занятием небезопасным для здоровья - можно было запросто получить черепно-мозговую травму. После сдачи "Кирпича", вторые курсы дружно выходили подкупить спиртных напитков. Эта часть программы была не просто обыденным обмыванием последнего экзамена, а непременным условием второго акта "Пролетевшей Жопы". Сразу после всяких обязательных построений необходимо было начинать бухать. В этот особый день предпочтение отдавалось не водке и коньяку, а как ни странно сухим винам и пиву. Делалось это по одной простой причине - необходимо было к полуночи собрать как можно больше пустых бутылок для "Вечернего Звона".
Как только Куранты начинали бить свой перезвон, второкурсники открывали окна и во всю глотку орали кто во что горазд что-нибудь морфологическое или курсантско-медицинское. Например можно было в пафосном и алкогольном угарах декламировать стишок: "Как на Lamina cribrosa поселился Crista galle, перед ним Foramen cаеcum, сзади Os sphenoidale!", или "Lingua latina non Penis canina!", или "Musculus sternocleidomastoideus", "Ligamentum calcanooccipitalis, Nervus linguavaginalis" и т.д. Популярны были и лозунги типа "Анатомию сдали - можем влюбиться, Фарму сдадим - сможем жениться!", "Три года - крематорий. Три года - санаторий. Ура! Экватор крематория!!!" и тому подобные мудрые изречения. Но вот Куранты начинают бой по секундам. На каждую секунду необходимо было в окно выбрасывать пустые бутылки. Бутылки падали и громко разбивались об асфальт под окнами. Этот замечательный эффект и назывался "Вечерним Звоном". И именно "Вечерний Звон" мог быть череповат травмой головы стороннего наблюдателя.
Но вот и отгремели двенадцать салютных залпов. И тут начиналось самое страшное - "Казнь Черепа", "Похороны Тонкова", и "Обсыкание Синельникова". Нам на каждое отделение в обязаловку надо было за курс Анатомии общипать три мацерированных в щёлоке человечьих головы под черепА. После этого любому можно было взять себе одну "вареную" голову и сделать череп уже в личную собственность. А что, дело проще пареной репы - требуется только анатомический пинцет для щипки, да кусок проволоки, чтобы мозги выскребать, плюс терпение, и страшная вареная человеческая голова с отстающими ошмётками превращается в красивый, блестящий, чистый череп. Так вот на курс (а иногда и на взвод) делался Жертвенный Череп. Лицо, схватившее "банан" по Анатомии, или же наоборот, умник, схвативший "автомат" по сей науке назначалось в верховные жрецы. Задачей жреца было шмякнуть осточертевший череп об асфальт перед входом на Факультет, ну а остальным оставалось только дробить в крошку осколки кованными каблуками. Такое вот культовое служение в виде проявления прямой агрессии к сидящему в печёнках объекту.
"Похороны Тонкова" состояли в том, что изыскивался старый учебник по Нормальной Анатомии под редакцией Тонкова. На каждом курсе находилось с десяток таких учебников - из-за ветхости их отказывались принимать назад в библиотеку. Это было западло, так как приходилось платить тройную цену в виде штрафа. Так вот эту старую макулатуру надо было хором закопать в сугробах внутреннего двора. Профессор Тонков был родом из Кафедры Нормальной Анатомии ВМА, поэтому на его похоронах вольности и оскорбления не допускались.
А с трёхтомным "Атласом Человеческого Тела", под редакцией Синельникова дело обстояло несколько сложнее. Не только потому, что профессор Синельников не "академик", и соответственно любое глумление над ним приемлемо, но и дело в том, что "синельниковы" были сравнительно новые. Если не удавалось найти экземпляры, пригодные для жертвоприношения, то тогда перед экзекуцией эти здоровенные книги завёртывались в полиэтиленовые мешки, а после казни извлекались оттуда и неслись в библиотеку. Хотя настоящих ценителей "Пролетевшей Жопы" такой вариант не устраивал - в реале "Синельников" должен быть насквозь пропитан мочёй и превратиться в жёлтую глыбу льда, которую утром наряд брезгливо выкинет на помойку. Но судя по тому, что многие атласы имели характерный запах, многоразово-челночный вариант Shuttle-Sinelnikoff практиковался весьма часто.
Итак отгремел последний залп "Вечернего Звона". Толпа второкурсников с победным кличем "Жопа пролетела!!!" вываливается из дверей Факультета. Клич уже означает не летящую над головой страшную жопу, а жопу уже не опасную - благополучно пролетевшую. Форма одежды каждого курсанта строго символична и традиционно регламентирована. Молодые люди одеты в сапоги или морские прогары (портянки и носки допускаются) и белую простынь, символизирующую мертвецкий саван и трупную накидку. Больше ничего одевать нельзя. Анатомия - это наука красоты нагого тела. Вот нагота участников и символизирует надоевшие до рвоты трупы. Мороз крепок, поэтому действия голых курсантов весьма быстры. Мгновенно крошится череп с победным криком "жопа пролетела", затем с тем же криком погребаются "тонковы", а "синельниковы" пока просто бросаются на снег. Затем толпа, скандируя вечное "жопа пролетела", оббегает по периметру внутренний двор "Пентагона" от одного до трёх раз (зависит от стойкости каждого участника и крепости мороза в эту ночь). Пробежав круги голому на морозе, да ещё после пива и вина, очень хочется писать (гиперволюмарная и холодовая стимуляция диуреза), тут все и мочатся на надоевшего "Синельникова". При этом деяние совершается под величественные звуки Гимна Советского Союза, льющегося из раскрытых окон. Всё, ритуал окончен. Все забегают на курс догуливать или спать - завтра начинается зимний отпуск. "Кирпич" сдан, жопа пролетела, можно ехать домой.
В современной России крепчает строительство капитализма. Мир капитала, как известно из социальной психологии, усиливает индивидуалистические тенденции в развитии каждой личности. Исходя из этих посылок, можно предположить, что побуждающий мотив для столь ярко выраженного ритуала сублимации коллективного эго будет слабеть. Традиция может претерпеть существенные изменения, а то и просто погибнуть, как нежизнеспособный в сегодняшней действительности реликт.
Но как бы там ни было: ЖО-ПА! ЖО-ПА! ЖО-ПА! ЖОПА ПРОЛЕТЕЛА!!!
Аватара пользователя
Алира Ромеосская
Discordia
Discordia
 
Сообщения: 59902
Зарегистрирован: 29 июл 2007, 13:38
Откуда: Poet County Jail
Благодарил (а): 1646 раз.
Поблагодарили: 208 раз.

Re: Рассказы

Сообщение Алира Ромеосская » 08 сен 2012, 20:13

Призрак. Бета-тестеры. Эпизод 17: Там, за перевалом (отрывок)
Охота на мамонтов не только весьма выгодна с экономической точки зрения. Кроме всего прочего, это весьма увлекательный вид спорта, в полной мере демонстрирующий победу интеллекта над грубой физической силой. Это экстремальный спорт для настоящих мужчин, требующий не только выносливости и силы, но еще и слаженной работы коллектива, дисциплины, умения быстро принимать решения и, разумеется, железных нервов...
Зрелище загона мамонта было и вправду не для слабонервных. Громадная зверюга, размером со средний дачный дом, неслась со скоростью локомотива. Несмотря на внушительные габариты, эти звери обладали весьма шаткой психикой, были склонны к истерикам и легко впадали в панику. Чем бессовестно пользовались пещерные люди.
Алгоритм охоты был сравнительно прост и очень напоминал игру в гольф. Для начала надо было испугать мамонта, придав ему первоначальный импульс. Это было не так-то просто: в спокойном состоянии мамонты отличались крайней меланхолией и были глубоко погружены в себя. Очень важно было направить зверя точно в сторону вырытого котлована. Правильно психологически обработанный мамонт в состоянии устойчивой истерии хорошо держал курс, но двигался строго по прямой, так что ошибка в несколько градусов на старте была чревата неудачей: зверь проходил мимо ловушки.
Путем длительных экспериментов тестеры разработали более тонкий подход. На старте мамонта доводили до определенной точки испуга, в которой зверек уже начинал паниковать, но еще сохранял над собой контроль. Тогда ему на спину забрасывался агент-корректировщик, следящий за курсом и вычисляющий поправку. Потом серией корректирующих раздражителей его выводили точно на азимут. И только после этого доводили до «точки сборки».
Племя Пещерного Тушканчика отчаянно не любило охоту. Во-первых — сначала надо было рыть котлован. Во-вторых, переживший стресс мамонт слабо владел собой, в частности — абсолютно не контролировал желудок. В-третьих — мог изрядно помять. Но мамонтятину любили все.
Была в процессе и некая мистическая деталь. Больше всего на свете мамонты боялись двух вещей. Во-первых — демонического хохота Банзая. Во-вторых — Мелиссу. Последнее поставило в тупик даже Ксенобайта и привело к изрядному конфузу.
Мелисса считала, что без репортажа об охоте на мамонтов видеоматериал об игре будет просто жалок. Но она непременно хотела, чтобы в нем была следующая сцена: несущийся во весь опор зверь на фоне заката, а на переднем плане — она, спокойно ведущая репортаж. Драматизм сцены оценили все, но воплотить ее в жизнь не представлялось никакой возможности. Едва завидев Мелиссу, любой мамонт, в каком бы состоянии он ни находился, панически трубил и менял курс на девяносто градусов.
Так что с репортажем тянули до последнего. Феномен так и остался необъясненным, но Ксенобайт с цинизмом истинного программиста предложил проверить, чего все-таки мамонт боится больше. Поэтому сегодня роль корректировщика курса, сидящего на загривке у зверя, выполнял сам Банзай.
— ...четвертая точка корректировки, запрашиваю поправку на пятнадцать градусов влево!
— Принято! Махмуд, точка четыре, корректировка пятнадцать градусов...
Ветер свистел в ушах, не было слышно ничего, кроме громоподобного топота. Банзай, гордо выпрямившись, стоял на загривке мамонта, ухватившись, словно за поводья, за клок густой длинной шерсти.
— Н-но-о-о! Н-но-о, залетные!!! — в полном восторге вопил Дед.
Справа по курсу приближались кусты. Неожиданно из них выскочили три пещерных человека, корча страшные рожи. Двое размахивали сделанным из двух шестов и куска шкуры транспарантом, на котором охрой было криво накарябано «Нет войне!», третий истошно ревел, колотя себя кулаками в грудь. Глаза мамонта закатились, он затрубил и шарахнулся прочь от этого кошмарного сюрреализма.
— Передоз на пять градусов. Двести метров до пятой отметки! Запрашиваю корректировку влево на пять градусов!
— Дед, не выдержит зверюга, общая коррекция за маршрут уже превысила сорок пять градусов!
— Давайте корректировку, я сказал! Пять градусов!!!
Мамонт несся напролом. В его реве уже слышалось истерическое хихиканье, свидетельствующее о том, что нежная психика зверя на пределе. Еще немного — и уже ничто, кроме Мелиссы, не свернет его с курса. Ксенобайт не раз задавался вопросом: куда деваются прошедшие мимо ловушки мамонты? Программист всерьез предполагал, что они, точно нейтрон, проходят насквозь все игровое пространство и вырываются за его пределы, приводя к сбоям в системе, даже собирался в свободное время написать специальный патч.
Последняя точка корректировки приближалась. У кустов справа по курсу стоял одинокий силуэт. Но мамонт, кажется, уже начал терять сцепление с реальностью.
— Ну же, миленький! — взмолился Банзай, изо всех сил дергая зверя за патлы. — Ну взгляни же! Пять градусов! Не губи репортаж, Мелисса же из нас печенки вынет! Пять градусов!
Глаза зверя мигнули и сфокусировались на проступившем из облака пыли силуэте...
У дороги, ссутулившись, стоял Ксенобайт. У него на голове была вылепленная из глины маска, криво изображающая череп мамонта. Сверху была накинута мохнатая шкура, а в руках — что-то похожее на косу. Ксенобайт строго грозил мамонту пальцем.
Мамонт даже не затрубил. Он истерически заверещал. Бег его стал неровен: кажется, у зверя подкашивались лапы. Но Банзай на его загривке торжествующе закричал:
— Азимут взят! Погрешность в пределах допустимого! Вперед, вперед, мой верный слон! Позади закатное солнце, впереди — Вальхалла!
Это казалось невозможным, но скорость мохнатого исполина увеличилась. Земля мелко дрожала от его поступи, ветер стонал, рассекаемый бивнями. Близился момент истины.
И тут глаза мамонта выпучились. Он увидел впереди Мелиссу, и неведомые цепи замкнулись в его электронном мозгу. Впереди был величайший ужас племени мохнатых слонов, и все инстинкты вопили не своим голосом: прочь! Но на загривке ухал, точно филин, Банзай, и этот вектор гнал вперед, складываясь с уже набранной скоростью.
Ксенобайт тайком скрестил пальцы и зажмурился. Больше всего он боялся, что зверь уйдет по некоему результирующему вектору. Но мамонт поступил иначе. Он вдруг встал на дыбы, издав последний отчаянный рев. Банзая катапультировало вперед, мохнатый зверь, влекомый неумолимой инерцией, завалился на спину и покатился, сокрушая все на своем пути, точно перевернувшийся грузовик. Мелисса, сложив руки на груди, продолжала упрямо стоять на месте, прожигая летящую на нее громаду яростным взглядом. Она продолжала стоять, пока туша мамонта не замерла в пяти метрах от нее.
— Спасатели, вперед! — вопил Мак-Мэд.
Четверо охотников быстро растянули здоровенную шкуру и заметались по полю, глядя в небо. Потерять вождя было просто недопустимо, впрочем, экстренное катапультирование уже давно было отработанным охотничьим приемом, так что вскоре начальство благополучно приземлилось в центр растянутой шкуры.
— Неплохо, — сдержанно заметил Банзай после того, как его поставили на ноги и бережно отряхнули от пыли. — Немного тяжеловат на поворотах, но ходовые качества отменные. Ну-с, Мелисса, как репортаж?
— С ума сойти, — дрожащим голосом пробормотала Внучка. Лицо у нее было бледным, коленки тряслись. — Мелисса... Я чуть в обморок не грохнулась, когда эта махина на нас полетела...
Все невольно оглянулись на мамонта. Он лежал в каких-то десяти метрах от ловушки.
— Почему эта зверюга валяется тут, а не в яме?! — ледяным тоном процедила Мелисса. — По сценарию в последний момент я должна была изящно отскочить, а эта мохнатая сволочь — рухнуть в ловушку!
Подошедший к компании Ксенобайт, прищурившись, направился к мамонту. Пощупав его хобот, оттянув веко вверх и задумчиво глянув в помутневший глаз, программист обернулся и торжественно стянул с головы маску.
— Сдох он, — грустно сообщил Ксенобайт. — Инфаркт.
Охотники постягивали с голов шлемы и молча взяли копья на караул.
— Он был хорошим мамонтом, — откашлявшись, торжественно объявил Банзай, — и в следующей жизни, несомненно, станет настоящим слоном. Он был быстр и кроток, никому не причинял вреда и гибелью своей принес нам много мяса. Возблагодарим же...
— Так, — резко оборвала его Мелисса. — Все труды бронтозавру под хвост. Срочно загоните еще одного мамонта для следующего дубля!
— А следующего дубля не будет, — угрюмо заявил Мак-Мэд. — У нас мамонты кончились.
Аватара пользователя
Алира Ромеосская
Discordia
Discordia
 
Сообщения: 59902
Зарегистрирован: 29 июл 2007, 13:38
Откуда: Poet County Jail
Благодарил (а): 1646 раз.
Поблагодарили: 208 раз.

Re: Рассказы

Сообщение Алира Ромеосская » 27 ноя 2017, 16:04

Маленькие рассказы из книги известного блоггера Славы Сэ "Сантехник, его кот, жена и другие подробности".

"Чисто семейное"
Ляля встретила на улице друга по имени Иван, он шёл с отцом в неведомую даль.
— Привет, Иван! — крикнула Ляля так, что с дерева упала ворона.
— Привет, Алика! — крикнул Иван в ответ, но как-то дохло.
— Папа, это Алика, которая всё время плюётся и показывает язык — представил нас Иван.
Отец Ивана косо посмотрел мне в губы, будто ждал от меня неприятностей.
— Ляля, неужели ты плюёшься и показываешь язык? — спросил я громко и фальшиво. Мне нравится иногда, на людях, притворяться приличным человеком. Ляля ответила мне взглядом, что я трус. Настоящий друг на моём месте сам показал бы врагу язык и метко бы в них доплюнул. Так я узнал, что моя дочь выросла и в ней полно девичей гордости, надёжно защищённой слюнями.
Наблюдая, как кот чешет ногой подмышку, вспоминал других женщин нашего рода. Они все ужасно гордые и вооружены слюнями и разным домашним скарбом по утюг включительно. И скорей почешут ногой подмышку, чем позволят мужчине решить важное — куда передвинуть шкаф, по какой дороге ехать к маме, не скисла ли сметана и что нет, разводиться нам ещё не пора. Мужьям нашего рода оставлены мелочи, борьба с кризисом и выборы президента.
Моя кузина Ира работала на Кипре официанткой. Вернулась, поскольку в неё влюбился хозяин ресторана, утончённый богач Антонио, а это (читайте внимательно!) не входило в её планы. То есть, он моложе её, холост с самого рождения и образован. С точки зрения женской гордости выйти за такое невозможно, ведь что подумают люди. Хотя я знаю тут пару мужчин, они бы такой шанс не упустили.
Ирина бросает Кипр. Возвращается домой. Дома на второе сосиски, купаться в море мешают льдины, а трамвайных контроллёров боятся даже вурдалаки и бегемоты. Такое женское решение называется в народе «хозяйка своей судьбы».
Антонио прислал письмо с предложением всего, что смог наскрести — рука, сердце, ресторан. И по мелочи — тёплое море, безвизовый въезд на многие курорты.
«Ни за что не соглашусь, ведь я же я не дура!» — подумала про себя Ирина, чем навсегда убила любые наши допущения о женской логике.
Антонио прислал ещё письмо, там было больше страниц и в трёх местах зияли дырки от слёз, обугленные по краям. Она опять не ответила, потому что ходить замуж без любви ей не велела великая русская литература. За одно это, я считаю, Тургенева стоило бы защекотать до творческого паралича.
Тогда Антонио сам приехал. Загорелый, синеглазый, с волосатыми ногами. Подарил тёще цветы, назвал мамой. Хитрый чёрт, я считаю.
Ира сказала:
— Послушай, Антонио, ты милый, но выйти за тебя я никак не могу. На вот тебе борща. Поешь и езжай назад.
И дала ему ложку.
Послушайте, девочки, я много повидал, если богатый киприот просит у вас жениться, не пытайтесь его отвлечь борщём. Это раздражает.
Антонио встал из-за стола и сделал такое, за что можно навек простить мужчинам их патологически волосатые ноги. Он швырнул ложку в окно (попал!) и заплакал. И сказал что не есть приехал, а за невестой. И медленно так, рыдая, побрёл к выходу. А у гордых женщин нашего рода совершенно нет иммунитета против рыдающих богачей. Их глупое женское сердце, вопреки себе, всё ревущее жалеет.
«Да пошло оно всё в жопу, выйду замуж по расчёту», решила про себя Ирина. И я опять не понимаю, как относиться к женской логике.
Дальше в сюжете следуют сопли с сахаром, я этого терпеть не могу.
Это был единственный случай, когда абстрактный мужчина переубедил женщину нашего рода. И, наверное, последний. У меня теперь есть родня на Кипре. Моя тётка ездила, говорит Ирка сама руководит рестораном, учится бросать в окно ложки, но ещё ни разу не попала. В народе это состояние называется «счастливая дура».

"Мой кот боится меня потерять"
Мой кот боится меня потерять. Мы вместе ходим на кухню и обратно, смотрим телевизор. Мыться и писать в одиночку мне тоже запрещено. Он орёт на меня матом из-за двери.
Наверное, я в его глазах — потрясающая личность.
И ещё, этот кот против замены струн на гитаре. Он набегает откуда-то сбоку и хочет их съесть.
И каждый раз мне не хватает рук для обороны: струны, колки, гитара, кот — всё надо держать и крутить одновременно. Для борьбы с животным остаётся русский язык, мощное, но безвредное в целом оружие. Родная речь не разрушает котов и даже не отбрасывает. Они лишь немного приседают, но не сдаются.
Меж тем в раскрытое окно летят мои убедительные крики. И прохожие ошибочно принимают быт музыканта за скандал с убийством.
А вчера проснулся размалёванным. Ляле подарили косметичку. Сама-то Ляля прекрасная, а отец нуждался в доработке. Ляля весь боезапас извела. А я всё не мог проснуться. Мне было даже приятно.
Знаете, бывает так, спишь и думаешь, — вы все там хоть взорвитесь, ни за что не встану. И при этом тебя красят в оранжевый цвет.
Какое-то прекрасное время. Все разъехались. Варим с Лялькой макароны, гуляем в магазин, говорим о жизни птиц. И ничего удивительного, что однажды утром я проснулся счастливый и с оранжевым лицом.

"Батальное полотно"
Однажды мой папенька встретил на улице футбольную команду и уважать себя принудил.
За забором паровозного депо мужики гоняли мяч. Машинисты против кочегаров. Папенька и в трезвом виде был сильно неравнодушный человек. А выпимши становился липуч, как свидетель Иеговы.
Вбежал на поле, стал преподавать дриблинг, насильно. Присутствующие захотели умереть неучёными. Тогда папан назвал им «козлы», «рванина» и «женская сборная по бадминтону». Футболисты ответили нестройным матом.
Главным достоинством папеньки были находчивость и смелость.
По его прикидкам, в одиночку навалять небольшой футбольной команде не сложно, если точно всё рассчитать.
Он вышел к воротам и врезал вратарю ботинком по ноге. Для затравки. За папой стали гоняться, конечно.
Всё шло по плану. Он бегал кругами, самых резвых догоняльщиков разил кулаком с развороту на встречном курсе. Минуты три папа был как Иван Кожедуб, а футболисты как фашисты на мессершмидтах.
Враг нёс потери. Искусно маневрируя, папа сбил четверых, одного ранил в бензобак.
Если бы всё получилось, когда-нибудь про этот подвиг сняли бы фильм с названием — «1 спартанец».
Но железнодорожники попались хитрые, догадались, что небольшой командой можно навалять даже Кожедубу, если хором.
Перестроились в греческую фалангу (конница по бокам) и, после некоторых маневров стали теснить папеньку бутсами по попе и выше.
Тятя бросился из окружения в сирень и там залёг. Он решил переждать.
— Ногой в кустах не размахнуться, а руками они драться не умеют — гордился он, показывая потом спину. Спина была похожа на огромный баклажан.
На следующий день, на встрече в милиции, футболисты казались сборной по панкратиону — у кого глаз заплыл куриной попочкой, у кого скула примотана скотчем.
Пятнадцать суток папе не дали, потому что приговор «за драку с футбольной командой паровозного депо» показался лейтенанту неумеренно льстивым.
После батальи, говорят, папенька форсил перед друзьями: приходил к стадиону, запрыгивал на забор и орал «Э-ге-гей!»
Всем нравилось смотреть, как кочегары бросают беготню, послушно перестраиваются — конница на фланги — и смотрят на забор грустными персидскими глазами.
А если вы не верите этой правдивой истории, значит вы не знакомы с моим папенькой.

"Как хоронили одного генерала"
Когда чей-нибудь последний путь надо расцветить Шопеном, в военном оркестре говорят «Играть жмура».
В окружном оркестре служат в основном сверхсрочники. Призывников в окружной оркестр берут только на всякие позорные инструменты — тарелки и большой барабан с колотушкой. Барабанщика, причём, выбирают маленького, так смешней. Таковы требования военного юмора.
В нашем оркестре был ещё третий срочник, играл на секунде — здоровенная труба, надевается на человека сверху. Её партию в печатном виде не пересказать — это «пук-пук» сиплым баритоном.
Был май. Птицы исполняли Бетховена, трепетные вербы тянули к солнцу зелёные ладошки, и не выпить перед выступлением за такую даль и синь было нельзя. Кто-то выкатил красный вермут, привычный яд. И музыканты были опытные — но почему-то все полегли. Как дети, ей-богу. Даже самогон на стиральном порошке не давал такого эффекта.
Начало церемонии отстояли шалашиком. А как колонна поехала, стали падать. Путь за катафалком блистал отдельно лежащими трубами, фаготами и телами горестных оркестрантов.
Дольше прочих держался кларнет. Падая, он попал своей дудкой в карман барабанщику, и так доехал почти до нужной могилы. Рухнул в ста метрах каких-то.
Трубач потом вспоминал, что остановился продуть мундштук, тут на него прыгнуло дерево и заслонило белый свет.
Сильной личностью оказался валторнист. Он маршировал со всеми по дороге, и вдруг обнаружил себя посреди природы, в каких-то праздничных кустах. Где-то за ветвями отдувались и падали друзья, а тут сгрудились трепетные вербы и ещё птицы, со своим Бетховеном. Пробиться к товарищам было нереально. Валторнист лёг в укрытие и стал исполнять военный долг лёжа.
— Как красиво играет в лесу валторна — сказал чуткий к прекрасному барабанщик.
Звук военного оркестра, поначалу сочный и породистый, мутировал в еврейскую свадьбу. Солировала ритм-секция. Поскольку срочникам не наливали, до кладбища доползли только трезвые тарелки, барабан и секунда, которая «пук-пук».
После всех слов, после прощального салюта им предстояло с помощью тарелок и барабана изобразить гимн. И ещё этим, пук-пуком.
Тысяча офицеров в праздничном убранстве взяли под козырёк, командующий сделал патриотическое лицо, остальные зажмурились.
— Бдых! — сказал барабан.
— Апчхи! — удивились тарелки.
— Пук-пук — застеснялась секунда.
Потом ещё играли торжественный марш, что после гимна совсем не страшно оказалось.

"Постледниковый импрессионизм"
Вчера, по пути на фигурное катание, Ляля вкусила от древа познания полную сумку французской косметики.
Как и всё, самое интересное в юности, это произошло на заднем сиденье родительского драндулета. Пока рулевая мать, Люся Незабудкина, рассыпала попутным машинам весёлые приветствия: — «Идиота обрубок», «Выбрось свои права» и «Куда прёшь, обезьяна вислоухая!» — Ляля изогнулась, подтянула сумочку, вытащила добро, зло и быстренько всё познала.
От раскрывшихся в косметичке перспектив девочка счастливо и тихо заскулила. В полный голос скулить было глупо, родительница бы услышала и захлопнула перспективы. Как мать и как женщина, она человек хороший, только жадный до косметики. Даже непонятно, с чего. Помаду мы уже год как не едим. Иногда только сорвёт башню, нападёт странная необузданность, тогда конечно, прощай тюбик.
Ляля пренебрегла зеркальцем, работала на ощупь, руководствуясь лишь творческой интуицией и несколько льстивыми представлениями о размерах своих губ, глаз и щёк.
Для оформления нижней части лица художник применила технику широкого мазка. Её живописной манере оказались присущи обобщенный контурный рисунок, условная упрощенность символов и яркая звучность отдельных цветовых пятен.
Светлые и прозрачные пейзажи правой щеки, динамичные бытовые сцены левой как бы воспели чувственную красоту и радость жизни. Композиция дышала поэтикой, игрой линейных ритмов и тонким колоритом цыганской свадьбы. Три широких чёрных полосы через лоб, по числу пойманных канализационных люков, как бы воспели вечное стремление души ввысь, к свету, к святым угодникам Илье и Николаю или кто там у них производит косметические наборы Bourjouis.
Глаза автор оформила с дерзким вызовом, слив в один компот аллюзии раннего Гогена, гротескный кич Лотрека и базовый принцип модернизма «Много туши не бывает!»
— Какая странная тишина! — вдруг насторожилась Незабудкина. И посмотрела, чтоб убедиться. А на заднем сиденье уже сидело всё, что думает Ляля о французской живописи начала прошлого века.
Поражённая красотой и чувственной мощью мирового импрессионизма, расцветшего там, где у других детей обычно видна голова, Незабудкина исполнила тройной ритбергер. Прямо за рулём. Окружающие водители приветствовали фигуру весёлыми криками «Идиота обрубок», «Выбрось свои права» и «Куда прёшь, обезьяна вислоухая!».
Конечно, Ляле не следовало в таком виде показываться матери. Это была девичья беспечность. Мать тоже женщина, ей завидно. Надо было выскакивать из машины и бежать к людям, навстречу восторгам других человеков, понимающих высокий мейк-ап.
Незабудкина решила, что выпускать на лёд такое Ботичелли нельзя. Все ведь убегут и будет скучно. Внутренний Люсин Мойдодыр поклялся поймать искусство, подтащить к воде и превратить назад в ребёнка. А горячую воду на каток не завезли. И водостойкая тушь дерзко рассмеялась в лицо внутреннему Люсиному Мойдодыру. Но и тот оказался не промах, и вскоре фигуристка Алика С. выкатилась на лёд с лицом, которое вы не сможете себе представить, если не видели позднего Моне. Ну, эти его пруд, кувшинки, солнечные блики на воде… Собственно блики и составили суть Лялиного образа.
А сегодня Ляля сказала:
— Когда вырасту, стану дядей.
И я её прекрасно понимаю.


Тема поднималась пользователем Алира Ромеосская 27 ноя 2017, 16:04.
Аватара пользователя
Алира Ромеосская
Discordia
Discordia
 
Сообщения: 59902
Зарегистрирован: 29 июл 2007, 13:38
Откуда: Poet County Jail
Благодарил (а): 1646 раз.
Поблагодарили: 208 раз.

Пред.

Вернуться в Юмор

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron